Актуальные новости и события отрасли светопрозрачных ограждающих конструкций и дверей: самые передовые технологии и решения.
Услуги ламинации для оконщиков ДВ-региона

СРО – корабль без компаса?

/ 19.04.2013
Саморегулирование в строительстве – одна из самых главных тем, обсуждаемых в строительном сообществе и продолжающая  быть в центре внимания общественности.   На вопросы ответил  Стоян Юрий Федорович, канд.техн.наук, директор АНО «Красноярскстройсертификация».

Федеральным  Законом  № 148-ФЗ  были определены две цели саморегулирования в строительстве -  безопасность и качество. Как бы Вы сегодня оценили результаты? 

Результаты любого закона следует оценивать с точки зрения степени достижения поставленных целей. Но такой анализ может иметь место только в том  случае, если  эти общие понятия преобразованы  в определенный набор показателей,  имеющих  количественное и измеряемое значение.
На сегодняшний день идентификации показателей нет, поэтому судить о результатах можно только по отдельным свидетельствам, не объединенным в одну строго определенную систему. 
В соответствии с Законом в строительной отрасли сегодня выстроена вертикальная структура саморегулирования: Национальные объединения саморегулируемых организаций - саморегулируемые организации (СРО) – строительные организации (члены СРО). 
Логично, что в соответствии с организационной структурой, необходима вертикаль целевых показателей и результатов – от отдельных организаций  членов СРО, к самим  сообществам и далее к национальным объединениям. Только тогда мы можем получить ясную картину от чего мы ушли и чего достигли, а также вклад каждого элемента системы  в общий результат.
Сегодня объективно оценить практические результаты саморегулирования невозможно, так как адекватная система учета и мониторинга не налажена.

Тем не менее, на сегодняшний день в саморегулировании сформирована организационная структура, разработано множество стандартов и правил, организовано обучение персонала - это разве не результат?
  
То, что Вы обозначили, является методами и средствами достижения результата. В этой области действительно сделано многое, особенно НОСТРОем. И если бы в Законе была поставлена цель, разработать стандарты или выстроить структуру – то это можно было расценивать как достижение результатов. Но цели Закона – безопасность и качество.  
Закон  должен реализовываться в рамках классической схемы  управления любыми  процессами, главными составляющими которой является установление измеряемых целевых показателей (нормативов), разработка методов и формирование средств их достижения, анализ  и постоянный мониторинг  результатов.  
 В такой системе заложена и обратная связь - только результаты могут быть основанием для оценки  эффективности выбранных методов и средств достижения целей и их корректировки.  

Поставленные цели требуют большого объема данных, от учета аварий и происшествий до причинения вреда растениям.  Есть ли в этой области  какая-то статистика? 
   
Системной и структурированной информации о состоянии  безопасности и качества в строительстве  не существовало еще на момент принятия Закона. Было общее представление, что «все в строительстве плохо».
На сегодняшний день ситуация с учетом не улучшилась. Происшествия и аварии существуют как бы сами по себе, но как они распределяются по СРО и их членам – неизвестно. Образно говоря, корабль саморегулирования плывет без компаса.
Ситуацию объективно охарактеризовал Президент  НОСТРОЯ  Е.В. Басин «Одним из важных источников внесения поправок в нормативные технические документы являются результаты системного анализа аварий и происшествий в строительстве. К сожалению, с 2004 г. в России такая работа не ведется. Не существует даже единого центра, где концентрируется информация об авариях. Сегодня мы пытаемся организовать системный сбор и обработку информации об авариях. К сожалению, единственным источником информации для нас являются публикации в СМИ. Это не более 20% общей картины. Но даже запросы по этим публикациям, как правило, остаются без ответа».

Опираясь на эти, пусть даже неполные данные, можно ли считать, что введение саморегулирования дает  положительные результаты?
   
К сожалению, имеющиеся статистические данные полны противоречивых сведений, на основании которых сегодня невозможно сделать однозначный вывод. 
Ростехнадзор в своем «Годовом отчете о деятельности Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в 2011г» приводит данные о 
33 381 правонарушениях требований нормативных документов в ходе осуществления государственного строительного надзора. В 2010 г в аналогичном отчете  приводятся сведения о 33 038 нарушениях.
Данные, собранные  Национальным объединением строителей  свидетельствуют об ухудшении ситуации с безопасностью. В. Крупнов  (НОСТРОЙ)   приводит следующую статистику «По состоянию на 5 ноября 2012 года (10 месяцев) случаев аварий, происшествий и травматизма на стройках насчитывается 301. За весь 2011 год таких происшествий было всего 187.  
При нарушении требований техники безопасности погибло 73 человека, пострадало 40. При обрушении лесов погибло 32 сотрудника, пострадало – 47. Аварии с механизмами унесли 37 жизней, травмировали 42 человека. 15 человек погибли при обрушении грунта – и так далее. 
Всего за 10 месяцев текущего (2012) года стройка унесла жизни 199 человек, из них 190 строителей и 9 посторонних лиц, а 183 было травмировано. Всего пострадало за 10 месяцев 382 человека, а в 2011 году за весь год – 264».
    
В тоже время оперативные данные Федеральной службы по труду и занятости РФ представлены следующими цифрами, - количество пострадавших со смертельным исходом в строительстве в 2012 г составило 699, а в 2011г – 712 человек.  
Федеральная служба государственной статистики (Росстат)   додумалась давать данные о пострадавших в тысячах (в отличии,  к примеру, от количества «животных» в зоопарках - 62982 ед.).  В 2010 и 2011 гг наша главная официальная статистика зафиксировала в строительстве по 0,4 тыс. погибших в год и  пострадавших - соответственно 4,6 и 4,2 тыс. человек.
Но данные официальных органов относятся в целом к строительству, включая стройиндустрию и виды деятельности, которые не подпадают под саморегулирование
Вместе с тем, стоит отметить, что кроме   жизни и  здоровья физических лиц, а также сохранности их имущества,   объектами  Закона является окружающая среда, жизнь или здоровье животных и растений. А это отдельные разделы  показателей, также  требующие идентификации.
Следует признать, что создание системы сбора такой информации – это огромная работа, требующая координации многих государственных  организаций, выполняющих надзорные и контролирующие функции.  Но она необходима. 
    
Много говорится о  коммерциализации выдачи допусков.  Как пресечь это негативное явление? 
  
Сегодня многие выражают недовольство отдельными СРО, обвиняя их в том, что они поверхностно относятся к выдаче свидетельств о допуске и потому являются коммерческими. Косвенным признаком этого называют многочисленность организации, низкие взносы, агрессивность рекламы и т.п. 
В тоже время признается, что речь идет не об явных «беспредельщиках», печатающих   на кухне  заветные допуски. В большинстве случаев подозреваются организации,  работающие в правовом поле. 
Призывы к чистоте саморегулируемых рядов по сути правильные, но сдержать  бизнес – инстинкты отдельных сообществ, какими-то проверками, относящимися к количеству проведенных мероприятий и правильно оформленных бумаг – бесполезное дело. Имея приличные финансовые ресурсы - все эти атрибуты проверок они сделают не хуже проверяющих.  
Но у всех организаций, которые по принятой терминологии «торгуют допусками», есть одно слабое место – результаты их работы. 
Действительно,  если  саморегулируемая организация  будет отчитываться не горами бумаги о проведенных собраниях, семинарах, выступлениях и т.п., а давать официально подтвержденные данные по аварийности, происшествиям, штрафам и санкциям надзорных органов – то это и будет критериями, по которым ее можно отнести к «правильной» или «коммерческой». Только результаты могут расставить всех по местам.
Но для этого, как говорил опальный вождь - «нужен учет и контроль». 

Закон предусматривает  такой контроль, и он возложен на Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). Его недостаточно?
    
По данным Ростехнадзора в 2011 году было проведено 24 проверки СРО (из них 6 плановых и 6 проверок по обращениям национальных объединений СРО). Цель рейдов – проверить соблюдение саморегулируемыми организациями требований к их деятельности.
По результатам проведения внеплановых проверок 4 саморегулируемые организации были привлечены к административной ответственности по части 1 статьи 19.5 КоАП в виде штрафа в размере 10 (десяти) тыс. руб. На 2012 г. было запланировано проведение 10 плановых проверок.  Как видно, признаков «коммерциализации» эти грозные проверки не обнаружили.
И еще в качестве комментариев - официальное мнение Ростехнадзора   «…в действующем законодательстве не предусмотрено какой либо ответственности за нарушения требований законодательства в области саморегулирования, в том числе ответственности за данные нарушения должностных лиц саморегулируемой организации, что в настоящее время позволяет нарушителям при проведении надзорных мероприятий избежать ответственности» и главы Минэкономразвития 
Э. Набиуллиной «Чтобы институт саморегулируемых организаций развивался, нужно, чтобы общество понимало, какую ответственность несет организация, ее члены перед потребителями в случае тех или иных нарушений, иначе институт может быть просто дискредитирован».
Понимание есть – результатов нет.

Хотелось бы узнать Ваше мнение еще об одном вопросе - расширении известного Перечня видов работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства (Приказ  № 624). 
 
Такой документ должен постоянно изменяться и не только пополняться, но и сокращаться. По аналогии можно привести «Перечень продукции подлежащей обязательной сертификации и декларированию» актуализируемый Росстандартом   ежегодно.
Но сначала нужно определиться – что такое опасные виды работ. Все помнят как «лихорадило»  Перечень при введении саморегулирования, когда в течение короткого времени он кардинально изменялся. Сложилось впечатление, что серьезного анализа потенциальных рисков при этом не делалось, и он создавался «на глазок». Это подтвердили и первые годы работы СРО, когда отдельные, не включенные в Перечень виды работ,  давали и аварии и происшествия.
Как пример – случай в Башкортостане, когда член СРО при проведении кровельных работ, грубо нарушил требования пожарной безопасности и в результате пожара заказчик пострадал на 32 млн. рублей. Суд не удовлетворил иск заказчика к СРО на основании того, что за 5 дней до этого, была введена новая редакция Перечня и указанный вид был с астериском (звездочкой), т.е. объект не относился к опасным. 
Если учесть, что страхование позволило заказчику вернуть только  4 млн.р., а других активов у фирмы не было – то нетрудно представить мнение заказчика об эффективности саморегулирования. 
Но есть и другая сторона расширения Перечня – увеличение расходов членов СРО.  
Нужно понимать, что включение новых видов требует дополнительных средств на их поддержание. Это затраты на  аппарат, расходы на проверки и оформление документов и т.п. Уже сегодня  в Перечне около 370 видов деятельности, на которые надо получать допуски, и в СРО созданы немалые штаты  участников  контрольно-разрешительной деятельности. Не трудно представить и трудоемкость этих проверок. Каждая из 142 000 организаций, как правило, имеет десятки, а то и сотни видов деятельности, внесенные в допуски. Это означает, что СРО должно иметь экспертов от сантехников до водолазов. Если правильно все проверять, то численность  штатов проверяющих,  будут выглядеть весьма нескромно. Вот здесь и кроются причины «оптимизации» процессов приема, приводящей к коммерциализации деятельности.
   
Нужно искать другой путь. На мой взгляд, Перечень  должен  быть перераспределен  между разными формами подтверждения.
Альтернативными инструментами в этой связи, могут стать аккредитация, аттестация, сертификация, а также обязательное страхование ответственности, как специальное разрешительное условие на занятие строительной деятельностью.
Такая мера позволила бы сократить нагрузку на СРО и уменьшить их количество.
При этом надо исходить из того, что предприятия, входящие в СРО имеют различную степень надежности в плане обеспечения безопасности и качества. Соответственно их деятельности  присущи совсем разные риски.  
 С одной стороны, есть  организации,  имеющие свою строительную историю и высокую репутацию, подтвержденную многолетней работой. Они постоянно на виду и в зоне контроля. 
И есть организации, находящиеся в зоне повышенного риска. К ним можно отнести предприятия, только  начинающие свой путь в строительстве, иностранные фирмы, «штрафники» и т.п. 
Для первой группы, на мой взгляд, достаточным условием деятельности на рынке строительных работ, являлось бы страхование гражданской ответственности и внесение в соответствующий государственный реестр по заявительному принципу.  При этом организации должны представить все необходимые документы, свидетельствующие о создании на предприятии условий для безопасного и качественного выполнения работ. Вступление в СРО для них – на добровольной основе.
Совсем другой подход нужен для  второй категории. Для них школа СРО будет полезна. 
Следует определить и место сертификации в системе оценки соответствия  предприятий предъявляемым требованиям. Строительная сертификация, основанная еще 20 лет назад Минстроем РФ и прошедшая все ступени становления, в настоящее время практически не используется для оценки соответствия работ. В то же время профессиональная подготовка экспертов в строительной сертификации, по крайней мере, не ниже, чем специалистов в комиссиях саморегулируемых организаций.
Мало того, имея личный опыт проверки организаций при сертификации работ, могу утверждать, что уровень  осуществляемых проверок некоторыми СРО вызывает просто недоумение своим непрофессионализмом и поверхностностью.       
Но интересы СРО в этом плане также связаны с оптимизацией расходов.
    
Строители  часто  сравнивают саморегулирование с лицензированием и не всегда в пользу первого. Что Вы думаете по этому поводу?
     
Строителей можно понять. Свидетельство о допуске не стало весомее лицензии, на что рассчитывалось первоначально. В то же время затраты  на  саморегулирование отдельно взятой строительной организации выросли в сравнении с лицензированием в несколько раз.
Если вспомнить Федеральный центр лицензирования, то в его структуре работало 92  региональных филиала и 1600 штатных работников. На момент реформы системы они обслуживали  220 тыс. организаций.  
Сегодня в строительстве по данным  Ростехнадзора - 142 тыс. организаций,  объединенных  в 438 саморегулируемые организации. Количество штатных сотрудников СРО насчитывается  порядка 7-8 тыс. человек.  Кроме того, где-то на счетах лежат более 50 млрд. руб. практически не востребованных средств компенсационных фондов. 
Конечно, следует зачесть саморегулированию в плюс его несомненный вклад в строительную стандартизацию, законодательные инициативы, организацию повышения квалификации кадров и др. В решении этих вопросов лицензирование не было замечено.    
Но, к сожалению, Закон и его регулирующее воздействие изначально не были до конца просчитаны. Отсутствие баланса между правами и ответственностью, неопределенность целей и результатов, неуправляемость и отсутствие контроля - создали условия для девальвирования и саморазрушения самой идеи. Нужен серьезный анализ ситуации и  действия.


Автор: Стоян Ю.Ф., директор АНО «Красноярскстройсертификация» - для портала oknaidveri.ru


    
Версия для печати
Оценить материал:  
Средняя оценка:
$i
$i
$i
$i
$i
[3.56 / 3 голоса]
Просмотров: 3846
Ваше имя
Эл. почта
Введите защитный код
Текст сообщения
Комментарии [0]
Еще никто не высказался по этому материалу. Будьте первым!
Профильная система GREENWICH - точка отсчета!